Бухгалтер застрелена, деньги украдены: вспоминаем одно из самых дерзких ограблений в Петрозаводске

13 лет назад в один из мартовских дней в центре Петрозаводска раздались громкие хлопки. Те, кто был рядом, даже не сразу поняли, что произошло. А это стреляли по автомобилю «Волга», в котором находились ведущий бухгалтер музея «Кижи» — 32-летняя Наталья Хворостова, ее муж — сотрудник службы безопасности и водитель.

В тот злополучный день ВАЗ-2102 бежевого цвета с тонированными стеклами и питерскими номерами подъехал на место планируемого нападения за несколько секунд до появления автомобиля музея «Кижи». Было около 11 часов утра. Сотрудники музея могли бы избежать ограбления, если бы поехали к своему зданию по привычному маршруту — со стороны площади Кирова. Однако там стоял знак «Дорожные работы». И хотя никаких дорожных работ не велось, машина подъехала к зданию музея со стороны реки Лососинки.

Автомобиль едва успел миновать крыльцо Социально-культурного центра (это соседнее с музеем «Кижи» здание), как дорогу вновь перегородили. На пути сотрудников музея оказался старый «жигуленок», из которого выскочил человек в маске и начал палить по лобовому стеклу «Волги». Произведя три выстрела, он бросился к автомобилю. В этот момент из «двойки» выбежал еще один человек, и они практически одновременно начали открывать двери музейного авто.

На пассажирском сиденье сидела Наталья Хворостова. У нее не было сумки с деньгами. И муж женщины, находившийся на заднем сиденье, просил не стрелять в супругу, но один из нападавших всё равно нажал на курок. Потом, на суде, он скажет, что сожалеет и не знает, как так получилось. Стоит ли верить — вот вопрос.

Преступники забрали 1 миллион 455 тысяч рублей. Муж Натальи сам отдал им деньги. После того как бандиты покинули место преступления, он, пригнувшись (так как «двойка» все еще оставалась в поле видимости), побежал в здание музея. Там крикнул охраннику, чтобы вызывали милицию и «скорую», а сам вернулся к машине. К тому моменту водитель уже подъехал к центральному входу в музей. Однако прибытия спецслужб мужчины так и не дождались. Они решили самостоятельно везти Наталью, которая была без сознания, в городскую больницу. Не довезли. Без матери остались двое маленьких детей.

Нападавших искали 12 дней, хотя они чуть было не попались и в день преступления. Старые «Жигули» с питерскими номерами привлекли внимание сотрудников ГАИ, и они решили проверить документы у водителя. Но машина не остановилась. Гаишники помчались следом. Во время преследования преступники отстреливались, и им удалось уйти. Они бросили машину в лесополосе и скрылись.

К слову, вооружены грабители были не только пистолетами. В кармане у одного из них лежала граната. Потом, на суде, мужчина расскажет, как рассматривали вариант бросить ее под днище машины, если деньги вдруг повезут на «Соболе», а не на «Волге», но отказались от этой идеи, побоявшись, что автомобиль взорвется и погибнут люди.

Преступников было трое. Двух задержали в Санкт-Петербурге, одного — в Петрозаводске. Все трое — жители столицы Карелии.

Наталья Хворостова умерла от пули ранее уже судимого за убийство Дмитрия Космачева. На момент  преступления ему был 31 год.

Второй преступник — 41-летний Александр Кондраев. Он подружился с Дмитрием Космачевым в Псковской области в колонии общего режима.

Третьим был 28-летний Олег Щеколдин. Именно от него товарищи и узнали о том, как в музее «Кижи» перевозят заработную плату сотрудников. Олег во время ограбления ни в кого не стрелял, деньги не отбирал. Он был водителем. На суде товарищи изо всех сил пытались его выгородить, уверяя, что он ничего не знал о готовящемся преступлении. Космачев рассказывал, что после случившегося Щеколдин даже отказывался брать свою долю — 300 тысяч рублей.

Это ограбление не было спонтанным. Его план начал вызревать еще в декабре 2006 года, когда мужчины узнали о дате перевозки зарплаты сотрудникам музея «Кижи». Впоследствии преступники несколько раз ездили проверять информацию. Подъезжали и к банку, и к музею, осматривали место. Они надеялись на куда больший куш: якобы разговорчивый водитель музея рассказал Щеколдину, что перевозить будут 4 миллиона рублей. Кстати, о водителе музея. В тот день он едва не погиб: одна пуля явно предназначалась ему, но мужчина успел пригнуться.

План был один, — рассказывал потом убийца. — Приезжаем втроем, преграждаем дорогу, и, угрожая оружием, один из нас подходит к машине и забирает сумку.

По словам мужчины, он должен был выйти из автомобиля с одним из подельников, но так не получилось (на одной из дверей обломалась ручка). И перед «Волгой» Космачев оказался один. Потом ему показалось, что автомобиль поехал и он начал машинально стрелять. Людей при этом якобы не видел, но, конечно, понимал, что они были внутри.

На суде Кондраев говорил, что они Космачевым тяжело переживали случившееся, и у них даже состоялся такой разговор:

— Дима, как так получилось?
— Саня, да фиг знает…

Правда, когда мужчинам зачитывали приговор, не было ощущения, что преступники раскаялись: двое из них жевали жвачки и тихо переговаривались друг с другом.

Примечательно, что этого преступления могло бы и не быть, если бы Дмитрий Космачев отсидел в колонии все назначенные ему по предыдущему приговору 14 лет. Но он (по всей видимости, за примерное поведение) вышел гораздо раньше. После ограбления мужчина вернулся за решетку еще на 22 года. Его подельники Кондраев и Щеколдин были приговорены к 12 и 11 годам соответственно, и уже должны были освободиться.

Источник: gubdaily.ru

Добавить комментарий